«Платье походило на то, что надела бы бабушка невесты»: отрывок из книги про свадебный наряд Елизаветы II

Когда в девять утра мистер Хартнелл вошел в мастерскую, Энн догадалась. Они ждали этого момента больше месяца.

Все встали. В комнате будто лопнул пузырь: ножки стула шаркали по полу, тут и там раздавался громкий шепот, вечно шмыгавшая носом Рути несколько раз чихнула. Потом повисла тишина. Казалось, притих даже гул уличного движения за окном.

Мистер Хартнелл улыбнулся широко, как Чеширский кот.

– У меня прекрасные новости! Королева и принцесса Елизавета одобрили мой дизайн свадебного платья. Также я буду создавать платья для самой королевы, королевы Марии, принцессы Маргарет Роуз и подружек невесты.

Девушки вежливо аплодировали, не забывая, что находятся на работе, а не на концерте. Затем мисс Дьюли, стоявшая рядом с мистеров Хартнеллом на лестничной площадке, кашлянула и произнесла:

– Официальное объявление будет сделано позднее. Как и сказал мистер Хартнелл, мы отвечаем за все наряды для свадебной церемонии. Обещаю, что никто из вас не останется в стороне. А пока нам предстоит большая работа. Возвращайтесь на места, пожалуйста, и приберегите разговоры для перерыва.

Энн вернулась к пяльцам, за которыми уже неделю работала вместе с Мириам. Они расшивали лиф свадебного платья: знакомое сочетание кружева алансон, блесток, мерцающих на свету, и хрустальных бусин и жемчужин, создающих текстуру. Платье скорее походило на то, что надела бы бабушка невесты, но мнения Энн никто не спрашивал. Когда они с Мириам закончат вышивку, платье станет невероятно красивым, отец невесты обеднеет на несколько сотен гиней, а все гости на свадьбе единодушно признают, что мистер Хартнелл опять создал шедевр.

Энн переставила стул, чтобы свет падал как нужно, и тут на ткань легла тень. Она подняла глаза и увидела мистера Хартнелла и мисс Дьюли, стоящих рядом с пяльцами.

– Прошу прощения. — Спохватившись, она вновь встала. Мириам, отошедшая подобрать нитки, вернулась и встала, касаясь Энн локтем.

– Вы помните мисс Хьюз и мисс Дассен? — сказала мисс Дьюли.

– Да, конечно, — ответил мистер Хартнелл. — Доброе утро!

– Доброе утро, сэр, — отозвалась Энн. — Примите наши поздравления. Новости и в самом деле превосходные.

– Согласен. Я пришел, чтобы лично сообщить: мисс Дьюли рекомендовала доверить вам выполнение образцов, которые мы отправим ее величеству и принцессе. Ну, что скажете?

Энн изо всех сил старалась изобразить удивление.

– Благодарю вас, сэр. Для меня это большая честь. Я вам крайне признательна.

Она посмотрела на Мириам, которая выглядела ошеломленной, и слегка кивнула ей.

– Да, разумеется, спасибо. Благодарю, что выбрали нас, — пробормотала Мириам.

– Ее величество специально для платьев заказала шотландский атлас из Винтертура в Данфермлине, а также более плотный атлас для вышивки из Луллингстона. Боюсь, что ткани будут готовы только через несколько недель.

– А жемчуг все еще в Америке, — добавила мисс Дьюли.

Мистер Хартнелл печально вздохнул.

– Клянусь, эти несчастные жемчужины сведут меня в могилу.

– Я предложила мистеру Хартнеллу пока работать с материалами, которыми располагаем. Сделаем полдюжины образцов. Вот эскизы для узоров. Давайте рассмотрим их на свету.

Они последовали за мисс Дьюли к окну; она разложила на широком подоконнике восемь набросков, и мистер Хартнелл пояснил некоторые детали.

– Это платье, а это шлейф. Боюсь, сейчас наброски довольно импрессионистские, но я сделаю эскиз элементов, где должны быть различные узоры, в натуральную величину. Мне нужно видеть, каким получится платье на самом деле.

Это интересно!

– Сегодня вечером мы можем расчистить здесь пол и положить бумагу, — предложила мисс Дьюли.

– Отличная мысль, давайте так и поступим! В любом случае, — продолжил он, повернувшись к Энн, — шлейф будет крепиться к плечам принцессы, а не к талии. Ее величество согласна на шлейф длиной пятнадцать футов.

Силуэт наряда выглядел знакомо и практически не отличался от нескольких других платьев, на которых Энн делала вышивки за последний год. Вырез в форме сердца, длинные узкие рукава, пышная юбка. Энн сразу поняла, что платье будет выделяться именно вышивкой.

Юбку украшали гирлянды цветов и листьев, ярус за ярусом, и те же мотивы появлялись на лифе и по всей длине шлейфа. Хотя узор был идеально симметричен, он не выглядел надуманно или строго.

– Получилось прекрасно, сэр, — тихо проговорила Энн.

– Спасибо, мисс Хьюз. Пожалуй, среди множества эскизов, отправленных ее величеству, этот — один из моих любимых. Я вдохновлялся Ботичелли и его «Весной». Вы видели эту картину?

Понимая, что сейчас не время и не место демонстрировать недостаток образования, Энн просто кивнула.

– Так или иначе, — продолжил мистер Хартнелл, — вот основные элементы узора. Йоркские розы разных размеров, звездчатые цветы, колосья пшеницы, цветы жасмина и листья смилакса. Думаю, достаточно сделать один образец с большой розой, второй с гирляндой меньших роз и по одному на каждый из оставшихся элементов. Все они предназначены для украшения шлейфа. Впрочем, не думаю, что придется разрабатывать дополнительные элементы для самого платья. По крайней мере, пока.

– Как вы считаете, вам хватит двух или трех дней на образцы? — спросила мисс Дьюли.

– Полагаю, хватит, — ответила Энн. — Какую отделку вы планировали использовать, мистер Хартнелл? Вы уже упоминали жемчуг.

– Верно. Маленькие круглые жемчужинки по краям большинства вышивок, более крупные в центре некоторых элементов, а также разнообразные кристаллы, бусины и тому подобное.

– Мы с мисс Хьюз и мисс Дассен все обсудим, — пообещала мисс Дьюли. — Сначала я предлагаю пойти на склад и посмотреть, что есть у мисс Луи.

– Да, конечно. — Мистер Хартнелл кивнул. — Просите у нее хороший плотный атлас-дюшес для вышивки, только не кипенно-белый, и шелковый тюль для основы. В крайнем случае подойдет шелковый газар. Берите что-то полупрозрачное.

– Да, сэр, — сказала мисс Дьюли. Затем она повернулась к Энн и Мириам с необычно суровым выражением лица. — Уверена, вы понимаете, что к этому заказу проявляют повышенный интерес. Принцесса Елизавета не желает, чтобы в прессе появлялись описания ее платья, и для мистера Хартнелла будет большим разочарованием узнать, что кто-то из нас предал ее доверие.

Энн взглянула на мистера Хартнелла: казалось, весь его задор улетучился из-за необходимости обсуждать неприятную тему.

– Новости о подготовке к свадьбе выйдут в газетах сегодня вечером, ваши родственники и друзья могут задавать вопросы о нарядах. На самом деле даже говорить вам это довольно нелепо, поскольку вы уже работали над важными заказами раньше. Я выражаю надежду…

Он выглядел смущенным, и Энн до глубины души сочувствовала этому добрейшему человеку.

– Я все понимаю и клянусь, что никому не скажу ни слова, — заверила она мистера Хартнелла.

Фото: пресс-служба

Источник: www.woman.ru